Позитивная психология: что это такое, психолог позитива, критика, методы, концепции, влияние на жизнь человека

Позитивная психология – Психологос

Позитивная психология — отрасль психологического знания и психологической практики, в центре которой находится позитивный потенциал человека (как индивида и в качестве члена различных человеческих общностей).

Цель — научно-психологическое исследование оптимального функционирования человека, поиск факторов, которые способствовали бы благополучному существованию и расцвету индивидов и сообществ.

Позитивная психология возникла в конце 1990-х главным образом по инициативе американского психолога Мартина Селигмана и его коллег Дж.Вейланта, Э. Динера, М. Чиксентмихали и др., хотя идеи позитивности в психологии и психотерапии обсуждались и ранее.

Селигман и его последователи полагают, что парадигма современной психологии должна быть изменена: от негативности — к позитивности, от концепции болезни — к концепции здоровья. Объектом исследований и практики должны стать сильные стороны человека, его созидательный потенциал, здоровое функционирование отдельного человека и человеческого сообщества.

Позитивная психология стремится обратить внимание психологов на то, что люди делают хорошо, понять и использовать в психологической практике адаптивные и творческие элементы психики и поведения человека, объяснить в терминах психологии, «почему несмотря на все трудности, которые окружают их во внешнем мире, большинство людей живут осмысленной жизнью, которой можно гордиться» (Sheldon, King 2001, p. 216).

Психология сейчас занимается преимущественно тем, что плохо в жизни человека и в отношениях между людьми. Она как бы «забыла» о сильных сторонах, концентрируясь на человеческих слабостях, ориентируется преимущественно на то, чего человеку «не хватает».

Чрезмерное внимание уделяется таким явлениям как «болезни», «дистрессы» и т.д. В современной клинической психологии до сих пор господствует т. н. ДСМ (DSM) — 800-страничная классификация человеческих несчастий, используемая в диагностических целях.

В результате, например, нам известно многое из психологии предрассудков, насилия, но мы ничего не знаем о психологии щедрости, героизма и т.д.

Согласно Селигману, современная психология по сути дела «стала виктимологией (от лат. victima — жертва)». Человек рассматривается в ней как принципиально-пассивное существо со сниженной личной ответственностью и т.н. «выученной беспомощностью», когда он утверждается в мысли, что всегда будет жертвой других людей или обстоятельств.

Усилия психологов традиционно направлены на то, чтобы повысить самооценку людей. В частности, считается, что низкая самооценка ведет к депрессии, подростковой беременности, суицидам, насилию, злоупотреблениям алкоголем и наркотиками, а повышение самооценки может оказаться лекарством от всех этих недугов.

Однако, например, террористы-самоубийцы, руководители преступных организаций и дети-насильники как раз обладают высокой самооценкой.

Движение за высокую самооценку сейчас очень популярно в первую очередь в США, среди педагогов, психотерапевтов, родителей (в большой мере это результат работы психологов гуманистической ориентации, которые утверждают, что люди всегда должны себя чувствовать хорошо).

Селигман с этим не согласен и считает, что самооценка выполняет функцию прибора, показывающего состояние системы человеческой психики. Вот и получается: когда у тебя все хорошо в жизни — самооценка высокая, когда возникают трудности — самооценка понижается, что, в частности, приводит к депрессии.

Депрессия сейчас активно молодеет, хотя целая индустрия развлечений работает для подрастающего поколения. Тридцать лет назад средний возраст людей, страдающих от депрессии, был 29,5, сейчас — 14,5, депрессия стала заболеванием подростков.

Лекарства не всегда могут помочь в ее преодолении, и если, полагают позитивные психологи, мы и должны учить чему-то наших детей, так это реалистичному оптимизму, который основывается на личной ответственности людей и на том, что они делают хорошо.

Выделяются три основных раздела позитивной психологии:

1) субъективное ощущение счастья (позитивные эмоции — наслаждение, удовлетворение жизнью, чувство близости, конструктивные мысли о себе и своем будущем — оптимизм, уверенность в себе, наполненность энергией, «жизненной силой»);

2) высшие индивидуально-психологические человеческие качества (мудрость, любовь, духовность, честность, смелость, доброта, творчество, чувство реальности, поиски смысла, прощение и сочувствие, юмор, щедрость, альтруизм, эмпатия и т.д. (можно сказать, что позитивная психология занимается тем, что в истории гуманитарного знания называлось «добродетелями»));

3) позитивные социальные институты (демократия, здоровая семья, свободные средства массовой информации, здоровая среда на рабочем месте, здоровые локальные социальные сообщества).

Согласно позитивной психологии, человеческое счастье не является результатом «работы генов» или «работы судьбы» — человек может жить счастливо, используя присущие ему и составляющие его качественную специфику сильные качества.

Только поняв и адекватно используя их, можно действительно помочь человеку достичь удовлетворения жизнью, реализовать все возможности, которые нам дарит судьба, больше реально сделать в частной жизни (например для своей семьи), в своей профессиональной деятельности, для общества (локального сообщества и человечества в целом.

Высшие человеческие качества составляют также необходимый ресурс для преодоления негативных психических состояний (напр., депрессии).

В концепции «потока» (flow), введеной М. Чиксентмихали, говорится о том, что для каждого человека существует виды деятельности, позволяющие ему делать именно то, что ему хочется. Время как-бы останавливается, и человек лишь мечтает о том, чтобы эта деятельность никогда не кончалась.

Когда же он делает то, что ему не хочется и у него часто все плохо получается, — тогда, можно сказать, что он находится «вне потока». Например, как горнолыжник, который вместо того, чтобы наслаждаться видом гор, думает, что вот-вот упадет, и озадачен тем, как себя вести, чтобы этого не случилось. Рядом исследователей в позитивной психологии (Э.Динер, Д.

Канеман) изучается субъективное (психологическое) благополучие (well-being).

Является ли материальное благополучие и его преумножение достаточным в психологическом смысле? Будет ли человек более счастливым, став обладателем еще бóльшего количества денег, домов и машин. Результаты исследования американского социального психолога Д.

Майерса показали, что, в то время как средний доход американцев с 1960 по 1990 возрос в два раза, процент людей, которые считают себя счастливыми, значительно снизился.

Хотя многие люди субъективно связывают счастье с деньгами и материальным благополучием, самые несчастливые (по психологическим критериям) американские подростки живут именно в богатых семьях.

Ранее психологи предполагали, что, если человеку удастся избавиться от негативных эмоций, их место автоматически займут позитивные. Но если у человека, например, есть работа и достаточно денег, то перестанет ли он беспокоиться по тем или иным поводам и автоматически перейдет к счастливому существованию? Для того чтобы стать оптимистом, недостаточно лишь перестать быть пессимистом.

Фундаментальные установки позитивной психологии по отношению к психологическому консультированию и психотерапии заключаются в том, чтобы выявить сильные стороны человека.

Давайте представим себе, вслед за Селигманом, официантку, которая пришла на психотерапевтический прием с рядом «запросов», и в конце-концов вы понимаете, что главная проблема в том, что она, по сути дела, ненавидит свою работу. Вы тщательно анализируете — в чем состоят ее сильные качества.

Например, таковым является общение с другими людьми, и, допустим, она с вашей помощью сможет переопределить свою профессиональную деятельность: вместо того, чтобы думать о ней как о необходимости таскать тяжелые подносы (что собственно она и ненавидит), станет воспринимать ее как психологическую работу с целью сделать клиентов (посетителей ресторана) более счастливыми. Несомненно, она хорошо с этим справится, так как обладает для этого отличными способностями.

Как и научная психология, психотерапия до сих пор тоже работала с человеческими слабостями (и это довольно тяжело, как для клиентов, так и для психотерапевтов), но должна бы также опираться на сильные стороны человека.

Если вы взаимодействуйте с людьми на основе того, что они делают хорошо, они будут рады об этом говорить — это не только техника установления контакта с клиентом, а самостоятельная терапевтическая стратегия и, можно предположить, что если человек посвятит жизнь развитию своих позитивных качеств, его недостатки и проблемы уйдут сами по себе либо приобретут для него не столь болезненную значимость.

Позитивная психология представляет собой не самостоятельный раздел современной психологии, а скорее движение, тесно связанное со всем многообразием современных психологических исследований и практик.

Причем работа осуществляется сразу на нескольких уровнях: биологическом, личностном, уровне взаимодействия между людьми, институциональном, культурном и глобальном (Селигман, Чикчесмихаи, 2000). В основном в позитивной психологии проводятся эмпирические исследования и их тематика очень разнообразна.

Что такое счастливое Рождество? Какие высшие человеческие качества являются позитивной альтернативой жадности? Как позитивные эмоции могут предохранить людей от депрессии и ощущения одиночества? Как влияет настроение человека на функционирование его иммунной системы? Какова специфика моделей позитивного личностного развития? Такие острые социальные проблемы как глобализация, современная экономическая и политическая жизнь также находятся в центре внимания исследователей в области позитивной психологии. Позитивная психология в настоящее время — динамичная, бурно-развивающаяся дисциплина, в которой борются (и, одновременно дополняют друг друга) научно-психологическая и гуманистическо-психологическая тенденции. Уже в научной психологии начала 20 в. были попытки синтеза различных направлений и подходов в сторону концепции позитивности.

Например, классический бихевиоризм, который возник как реакция на недостатки интроспективного метода Вундта и на успехи в изучении психологии животных и с самого начала утверждавший, что в человеке можно все изменить в позитивную сторону, испытал критику со стороны своих более молодых последователей в плане учета действительной сложности человеческого поведения и психики. С точки зрения классического психоанализа человек по природе негативен (бессознательная часть человеческой психики препятствует человеку в поисках счастья — в этом плане можно утверждать, что Фрейд развивал «негативную психологию»), а неофрейдистские направления подчеркивают позитивную природу человека. Как классический психоанализ, так и классический бихевиоризм исходили из предположения, что люди находятся под влиянием таких основополагающих мотивационных факторов как агрессия, эгоизм и стремление к простым удовольствиям — с этой точки зрения любые социальные взаимодействия у людей возможны только посредством контроля своих эмоций. Следствием таких предположений является социал-дарвинистская идея «выживания наиболее приспособленных» (сам Дарвин эти идею отнюдь не разделял!) — противоположная точка зрения нашла свое подтверждение в недавних психологических исследованиях (Buss, 2000), согласно которым социализация и умение жить в группах представляют собой адаптивные черты. В позитивной психологии позитивные эмоции, равно как и негативные — часть человеческой природы, эволюционно обусловлены. Поэтому мы не можем полностью избавиться от негативных эмоций, просто нужно обеспечить в человеческой жизни больше места позитивным. Например, фобии с эволюционной точки зрения представляют собой психологические механизмы, позволяющие избегать потенциально-опасных ситуаций. Есть вполне преодолимые фобии, но, если, например, у вас агарофобия (боязнь открытых пространств и общественных мест) — то психотерапия может вам как-то помочь, но не сделает так, чтобы вам действительно нравилось гулять по большим супермаркетам и присутствовать на рок-концертах на открытом воздухе.

Гуманистическая психология возникла как учение, противопоставившее себя позитивизму, сциентистскому движению в психологии, как в «форме бихевиоризма», так и в «форме психоанализа».

При этом гуманистическая психология испытала сильное влияние контркультуры, проявившееся в стремлении самореализоваться, не связывая себя обязательствами перед другими людьми, в вере в способность человека к самосовершенствованию, в недоверии к экономическим и политическим способам улучшения существования человека, в важности самораскрытия личности «здесь и сейчас», гедонизме, иррациональности и оккультизме.

Некоторые историки позитивной психологии указывают на следующую последовательность «революционных вызовов»: гуманистическая психология — вызов психоанализу и бихевиоризму, позитивная психология – вызов гуманистической в направлении большей научности.

В движении участвуют исследователи, представляющие самые разные разделы психологического знания и практики (в том числе и постмодернистской ориентации) и их объединяет позитивный взгляд на человека, его природу, развитие, деятельность, отношение к миру, себе и другим.

Итак, можно утверждать, что позитивная психология, являясь индикатором интеграционных тенденций в современной психологической науке и практике и стремясь повысить значимость и ценность психологической науки в глазах общества, появилась в контексте не только определенных историко-научных, но и конкретных историко-культурных обстоятельств.

Для дальнейшего развития позитивной психологии необходимо более глубокое определение позитивности как собственно-психологического понятия. В этом отношении существенную помощь могут оказать теоретические наработки отечественных психологов, например, культурно-историческая психология Л. С. Выготского.

В частности, в этом ключе необходимо переосмыслить наследие Огюста Конта, понимая, что тот использовал «позитивность» не только как собственно-научный принцип, но и как своеобразный нравственный идеал, а также труды о «позитивном мышлении» Нормана Винсента Пила (Shapiro, 2004).

Позитивная психология все более набирает вес в современном психологическом сообществе и, несмотря на свою молодость, сейчас довольно популярна среди исследователей, практиков, преподавателей, особенно молодых. Первая рабочая встреча по позитивной психологии состоялась в городке Акумаль (Мексика) в январе 1999.

Развивается программа последипломной подготовки специалистов по позитивной психологии, выпускаются книги, развертываются разнообразные программы и Интернет-ресурсы, налаживаются рабочие контакты между исследователями во многих частях мира. Институт Гэллапа с 2002 стал местом проведения ежегодных международных конференций по позитивной психологии, в которых принимают участие до 400-500 психологов. Расширяет свою деятельность и Европейская Ассоциация Позитивной Психологии.

Читайте также:  Классический гипноз: что это такое, определение, теория, приемы, область применения, как работает, сравнение с эриксоновской методикой

В России к направлении позитивной психологии близок Синтон-подход и деятельность Тренингового Центра “Синтон​​​​​​​”.

Критика позитивной психологии

Позитивная психология имеет своих критиков. См.→

Источник: https://www.psychologos.ru/articles/view/pozitivnaya-psihologiya

“Популярность” и “критика” позитивной психологии на сегодняшний день

Понятие «позитивная психология» возникло 1954 году в работе Абрахама Маслоу «Мотивация и личность». И именно в начале второй половины XX века психологи больше начали обращать внимание на психологическое здоровье чем на психологические патологии.

Но формально «позитивная психология» появилась в 1998 году. Создателем её считается Мартин Селигман. И всего за менее двадцати лет она стала популярнейшей направлением психологии.

На полках книжных магазинах стоят множество книг с «кричащими» обложками к примеру, с такими названиями: «Позитивная психология», «Как достичь счастья за две недели», «Психология счастья» и другие.

Хотя большинство таких книг не заслуживают прочтения, но продажи говорят сами за себя. Так почему «Позитивная психология» оказалась определённым брендом в книжной индустрии?

Почему так популярна позитивная психология?

Первая причина состоит в том, что у некоторой части современного общества материальных благ (в простонародье – «бабло») оказалось достаточно чтобы не беспокоится о будущем.

У них комфортабельная жилплощадь, питаться могут каждый день в ресторанах, отдыхать на курортах по полгода… В общем условия жизни сказочные для большинства россиян (поэтому позитивная психология больше касается жителей западных государств). В развитых странах нормой являются с одной стороны интерес к достижению успеха.

В России многие психологические проблемы людей решились бы с приходом суммы денег достаточной для выживания. Правда проблема «денег» постепенно решается.

С другой стороны – возникший кризис, который связывается учёными с глобализацией, разрушением социальных институтов, обесцениванием морали и нравственности, информационным перееданием и другими явлениями современного мира. Меланхолия, «тихая» депрессия, бессмысленность жизни – все эти проблемы не решаются классической психологией.

Психотерапевты могут лечить годами таких пациентов, но загвоздка в том, что происхождение подобных препятствий к счастливой жизни находятся в голове. А ларчик открывается просто – у людей отсутствует смысл жизни, у них нет хобби, приносившее деньги, не имеют друзей, т.е. у большинства наших современников отсутствуют точки опоры.

Вторая причина – умозаключение, возникшее не без помощи работ по позитивной психологии, что «старая» психология занимается негативными аспектами психики. Нормальным людям сложно оценить труд на благо совершенно другого человека.

Установка на позитивное более привлекательна обычным людям чем установка на устранение препятствий. Люди эгоистичны. Но с эгоизмом бесполезно бороться, что ещё хуже не рационально.

Ведь помочь людям невозможно если не помог самому себе и ближайшему окружению.

За что же можно покритиковать позитивных психологов?

У всех и у всего существуют «минусы». Есть они и у перспективнейшего направления психологии.

Во-первых, односторонность исследование психики человека. Некоторые из позитивных психологов намеренно сгущают краски. Предшественники данной области психологии изучали не только патологии, но и позитивные переживания. Конечное в общем больше направляли внимание на патологии, проблемы. Не стоит забывать наработки предшественников позитивных психологов.

К тому же какие переживание считать позитивными, а какие негативными не представляется возможным нельзя точно разделить. Нам точно не нужны ярость, злость, гнев, зависть? Наша жизнь ярче, насыщеннее, когда мы переживаем разные эмоции – и положительные и отрицательные. Не забывайте, что мы живём не в детской сказке.

Но даже в сказке есть отрицательные персонажи, которые хотят погубить героев сказок. Как по-вашему если главные герои не смогут постоять за себя? В жизни мы постоянно встречаемся с трудностями. Суть не в том, чтобы избегать проблем и на каждом шагу себе и другим говорить «всё хорошо», а в том, чтобы успешно их решать.

Во-вторых, стандартизировать сильные и слабые стороны человека невозможно. Впрочем, эту ошибку совершали многие учёные. Далеко не каждый человек сможет быть счастливым по этому идеалу. А ведь счастье и гармония является конечной целью, именно этому учат в первую очередь при обучении психологии.

В-третьих, не разработаны методы и способы решения поставленной цели (сделать как можно больше людей счастливее). Если быть более точным – способы и методы недостаточно просто переносить с одного направления психологии в другое. Необходимо изучить в какие методы более пригодны и как их видоизменить что бы не приносили вред клиентам.

Сейчас методология мало чем отличается от прежней психологии, то есть вся ценность на данный момент в том, что она переориентирует «психологию» на более высокую ступень своего развития.

Источник: https://vistanews.ru/society/176279

Как позитивное мышление портит нам жизнь

Экология жизни: Постоянные попытки «мыслить позитивно» и «стать лучшей версией себя» привели людей к эпидемии депрессии…

Принудительное счастье

Датский психолог Свен Бринкман считает, что постоянные попытки «мыслить позитивно» и «стать лучшей версией себя» привели людей к эпидемии депрессии. По его мнению, давно пора уволить коучей и начать читать хорошие художественные романы вместо литературы по саморазвитию.

В издательстве «Альпина Паблишер» вышла его книга «Конец эпохи self-help: Как перестать себя совершенствовать» — он предлагает семь правил, которые позволят избавиться от навязанной позитивной психологии.

Публикуем отрывок.

 

Тирания позитива

Барбара Хелд, выдающийся американский профессор психологии, уже давно критикует явление, которое называет «тиранией позитива».

Согласно ей, идея позитивного мышления особенно широко распространилась в США, но и во многих других западных странах в доморощенной психологии бытует мнение, что нужно «мыслить позитивно», «ориентироваться на внутренние ресурсы» и рассматривать проблемы как интересные «вызовы». Даже от серьезно больных людей ожидается, что из своей болезни они «извлекут опыт» и в идеале станут сильнее.

В бесчисленных книгах по саморазвитию и «историях страданий» люди с физическими и психическими недугами рассказывают, что не хотели бы избежать кризиса, так как благодаря ему многому научились.

Я думаю, немало из тех, кто серьезно болеет или переживает иной жизненный кризис, чувствуют давление необходимости позитивно относиться к ситуации. Но очень немногие вслух говорят о том, что вообще-то болеть — это ужасно и лучше бы с ними этого никогда не случалось.

Обычно заголовок подобных книг выглядит так: «Как я пережил стресс и чему научился», и вряд ли вы найдете книгу «Как я испытал стресс и ничего хорошего из этого не вышло». Мы не только испытываем стресс, болеем и умираем, но еще и обязаны думать, что все это нас многому учит и обогащает.

Если вам, как и мне, кажется, что тут что-то явно не так, то следует научиться обращать больше внимания на негатив и таким образом бороться с тиранией позитива. Это даст вам еще одну опору, чтобы твердо стоять на ногах.

Мы должны вернуть себе право думать, что иногда все просто плохо, и точка.

К счастью, это стали осознавать многие психологи, например критический психолог Брюс Левин. По его мнению, первый из способов, как профессионалы в области здравоохранения усугубляют проблемы людей, — это совет жертвам изменить отношение к ситуации.

«Просто смотрите на это позитивно!» — одна из худших фраз, которую можно сказать человеку в беде. Кстати, на десятом месте в списке Левина стоит «деполитизация человеческих страданий».

Это означает, что всевозможные человеческие проблемы списываются скорее на недостатки людей (низкую мотивацию, пессимизм и так далее), чем на внешние обстоятельства.

Позитивная психология

Как уже говорилось, Барбара Хелд — один из самых активных критиков позитивной психологии. Эта область исследования стала стремительно развиваться в конце девяностых.

Позитивную психологию можно рассматривать в качестве научного отражения одержимости позитивом в современной культуре. Ее процветание началось в 1998 г., когда президентом Американской психологической ассоциации стал Мартин Селигман. До этого он был известен в основном благодаря своей теории о выученной беспомощности как факторе депрессии.

Выученная беспомощность — это состояние апатии или, во всяком случае, недостатка воли к тому, чтобы изменить болезненный опыт, даже когда существует возможность избежать боли.

Основанием для этой теории послужили опыты, в ходе которых собак били электрическим током. Когда Селигману надоело мучить животных (что и понятно) и захотелось чего-то более жизнеутверждающего, он обратился к позитивной психологии.

Позитивная психология уже не ставит в центр внимания человеческие проблемы и страдания, что было характерно для этой науки раньше (Селигман иногда называет обычную психологию «негативной»).

Скорее, это научное исследование хороших аспектов жизни и человеческой природы. В частности, рассматривается вопрос о том, что такое счастье, как его достичь и какие существуют позитивные черты характера.

Став президентом ассоциации, Селигман воспользовался своим положением для продвижения позитивной психологии. Это удалось ему так хорошо, что сейчас даже существуют отдельные учебные программы, центры и научные журналы, посвященные этой теме. Немногие — если вообще какие-то еще — концепции в психологии столь стремительно и широко распространялись в массы.

То, что позитивная психология так быстро стала частью культуры ускорения и инструментом оптимизации и развития, заставляет задуматься.

Конечно, совершенно нормально изучать факторы, которые делают нашу жизнь лучше и повышают работоспособность. Однако в руках тренеров и коучей — или воодушевленных руководителей, прошедших краткие курсы по «позитивному лидерству», — позитивная психология быстро превращается в удобный инструмент подавления критики.

Социолог Расмус Виллиг даже говорит о фашизме позитива, который, по его мнению, проявляется и в позитивном мышлении, и в концепции позитивного подхода к изменениям. Это понятие описывает форму контроля сознания, которая возникает, когда человеку разрешается думать о жизни только в позитивном ключе.

По своему личному опыту могу добавить, что самый отрицательный опыт ведения научных дискуссий, несомненно, связан у меня именно с позитивной психологией. Пару лет назад я критически отозвался о позитивной психологии в женском журнале и газете, и реакция была весьма бурной и неожиданной.

Три датских специалиста, которые профессионально занимаются позитивной психологией (и чьих имен я не буду здесь называть), обвинили меня в «научной недобросовестности» и отправили жалобу руководству моего университета. Обвинение в научной недобросовестности — самое серьезное из существующих в научной системе.

В жалобе говорилось, что я выставляю позитивную психологию в однозначно плохом свете и намеренно смешиваю область исследования с практическим применением.

К счастью, в университете жалобу категорически отклонили, но меня такая реакция сильно обеспокоила. Вместо того чтобы написать письмо в редакцию и вступить в открытую дискуссию, позитивные психологи решили очернить меня как профессионала перед руководством университета.

Я упомянул этот случай, потому что вижу некую иронию в том, что позитивные психологи так активно избегают открытой научной дискуссии. Видимо, все-таки есть пределы открытости и позитивного подхода!

(К счастью, спешу добавить я, далеко не все представители позитивной психологии ведут себя таким образом.)

Как ни парадоксально, этот инцидент подтвердил мою идею тирании позитива. Негатив и критику (особенно самой позитивной психологии!) нужно искоренять. Очевидно, тут хороши любые средства.

Позитивный, конструктивный, восприимчивый лидер

Если вы когда-нибудь сталкивались с позитивной психологией (например, во время учебы, на работе, на мероприятиях по развитию персонала) и вас просили рассказать об успехах, тогда как вам хотелось обсудить досадную проблему, то вы, возможно, чувствовали неловкость, хотя и не понимали почему. Кому же не хочется быть продуктивным и компетентным специалистом и развиваться дальше? Во всяком случае, современные руководители охотно оценивают и поощряют своих подчиненных. […]

Современный руководитель уже не выступает как жесткий и сильный авторитет, который отдает распоряжения и принимает решения. Он практикует форму мягкой власти, «приглашая» сотрудников к разговору об «успехах», чтобы «достичь максимального удовольствия от работы».

Забудьте о том, что до сих пор существует четкая асимметрия власти между руководством и подчиненными, а одни цели намного более реальны, чем другие.

Например, недавно на моей (в остальном замечательной) работе предложили сформулировать «видение» развития нашего института. Когда я сказал, что нам нужно стремиться стать средним институтом, это не вызвало воодушевления. Я имел в виду, что это реалистичная и достижимая цель для маленького университета в датской провинции.

Но теперь все должно быть «мирового уровня» или входить в «топ-5», а путь туда, несомненно, доступен только тем, кто сосредоточен на возможностях и успехах. Это можно назвать принудительным позитивом. Годится только лучшее, а чтобы его добиться, надо просто не бояться мечтать и мыслить позитивно.

Обвинение жертвы

Как утверждают критики принудительного позитива, в том числе и вышеупомянутая Барбара Хелд, чрезмерная сосредоточенность на позитиве может привести к такому явлению, как «обвинение жертвы».

Это значит, что всевозможные человеческие страдания или неприятности объясняются тем, что человек недостаточно оптимистично и позитивно относится к жизни или что у него недостаточно «позитивных иллюзий», которые защищают некоторые психологи, включая Селигмана.

Позитивные иллюзии — это внутренние представления человека о самом себе, немного искаженные в лучшую сторону.

То есть человек считает себя немного умнее, способнее и эффективнее, чем есть на самом деле. Результаты исследования (хотя они не вполне однозначны) говорят о том, что люди, страдающие от депрессии, на самом деле смотрят на себя более реалистично, чем те, кто от депрессии не страдает.

Однако существуют опасения, что из-за позитивного подхода общество требует от людей быть позитивными и счастливыми, и это парадоксальным образом создает страдания, так как многие чувствуют вину, если не всегда счастливы и успешны. […]

«Жизнь трудна, но это само по себе не проблема. Проблема в том, что нас заставляют думать, что жизнь не трудна.»

Читайте также:  Как полюбить себя и повысить самооценку женщине: психология, советы психолога, книги, как обрести уверенность мужчине

Другая причина критики, которая тем не менее связана с предыдущей, — это преуменьшение роли контекста, что характерно для некоторых аспектов позитивного подхода.

Если утверждается, что счастье человека зависит не от внешних факторов (социально-экономическое положение и так далее), которые якобы играют очень незначительную роль, а от внутренних, то вы сами виноваты, если несчастливы.

Как пишет Селигман в своем бестселлере «В поисках счастья», уровень счастья лишь на 8–15% определяется внешними обстоятельствами — например, живет человек при демократии или диктатуре, богат он или беден, здоров или болен, образован или нет.

Важнейший источник счастья, утверждает Селигман, кроется во «внутренних факторах», которые поддаются «сознательному контролю».

Например, можно создавать позитивные чувства, благодарность, прощать обидчиков, быть оптимистом и, конечно, полагаться на свои ключевые сильные стороны, которые есть у каждого человека.

Получается, что для того, чтобы стать счастливым, нужно найти свои сильные стороны, реализовать их и вырабатывать в себе позитивные чувства.

Подчеркнутое значение «внутреннего», которое якобы поддается сознательному контролю, ведет к возникновению проблематичной идеологии, согласно которой нужно просто не отставать от других и развиваться — в частности, развивать способность к позитивному мышлению, чтобы выжить в культуре ускорения.

Брюзжание

Барбара Хелд предлагает альтернативу принудительному позитиву — жалобы. Она даже написала книгу, где рассказывает, как научиться брюзжать. Это что-то вроде литературы по саморазвитию для жалобщиков. Книга называется «Хватит улыбаться, начинайте брюзжать» (Stop Smiling, Start Kvetching).

«Кветч» — слово из идиша, и точнее всего оно переводится как «брюзжание».

Я не специалист по еврейской культуре (почти все знания о ней я почерпнул из фильмов Вуди Аллена), но мне кажется, что традиция жаловаться на все и вся способствует счастью и удовлетворенности. Как приятно собраться вместе и побрюзжать! Это дает обширные темы для разговоров и определенное чувство солидарности.

Основная мысль книги Хелд заключается в том, что в жизни никогда не бывает хорошо все абсолютно. Иногда все просто не так плохо. Значит, причины для жалоб всегда найдутся.

Падают цены на недвижимость — можно посетовать на обесценивание капитала. Если же цены на недвижимость растут, можно пожаловаться на то, как все вокруг поверхностно обсуждают растущий капитал.

Жизнь трудна, но, по мнению Хелд, это само по себе не проблема. Проблема в том, что нас заставляют думать, что жизнь не трудна. Когда спрашивают, как дела, ожидается, что мы скажем: «Все отлично!». Хотя на самом деле все очень плохо, потому что вам изменил муж.

Учась фокусироваться на негативном — и жаловаться на него, — можно выработать в себе механизм, который помогает сделать жизнь более сносной.

Однако брюзжание — это не только способ справляться со сложными ситуациями. Свобода жаловаться связана с умением смотреть в лицо реальности и принимать ее такой, какая она есть.

Это дает нам человеческое достоинство, в отличие от поведения вечно позитивного человека, который яростно настаивает, что не бывает плохой погоды (только плохая одежда). Бывает-бывает, мистер Счастливчик.

И как приятно жаловаться на погоду, сидя дома с кружкой горячего чая!

Нам нужно вернуть себе право брюзжать, даже если это не ведет к положительным изменениям. Но если может к ним привести, то тем более важно.

И обратите внимание, что брюзжание всегда направлено вовне. Мы сетуем на погоду, политиков, футбольную команду. Виноваты не мы, а они! Позитивный подход, напротив, направлен внутрь — если что-то не так, надо работать над собой и своей мотивацией. Во всем виноваты мы сами.

Безработные не должны жаловаться на систему социальной помощи — а иначе можно прослыть лентяем, — ведь можно просто взять себя в руки, начать мыслить позитивно и найти работу.

Надо просто «поверить в себя» — однако это однобокий подход, который сводит важнейшие социальные, политические и экономические проблемы к вопросу мотивации и позитивности отдельного человека. […]опубликовано econet.ru. Если у вас возникли вопросы по этой теме, задайте их специалистам и читателям нашего проекта здесь.

© Свен Бринкман

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание – мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/articles/176971-kak-pozitivnoe-myshlenie-portit-nam-zhizn

Позитивная психология и позитивная психотерапия: отличия и общие черты. Статья. Позитивная психология. Самопознание.ру

В этой статье обсуждаются общие и отличительные черты Позитивной психотерапии Н.Пезешкиана, позитивной психологии М.Селигмана и эзотерически-философских теорий позитивного мышления.

Позитивным психотерапевтам очень часто приходится пояснить как клиентам, так и коллегам из других направлений суть своего названия, так как Позитивная психотерапия Н.Пезешкиана воспринимается как синоним позитивного мышления и позитивной психологии.

Было бы полезно проанализировать эти понятия и найти, что объединяет Позитивную психотерапию, позитивную психологию и теории позитивного мышления, и в чём их отличия.

С одной стороны, это даст возможность правильно позиционировать Позитивную психотерапию Н.

Пезешкиана среди современных научных методов психотерапии, а с другой стороны, покажет зоны сотрудничества с представителями других “позитивных” направлений.

Понимание позитивной психологии имеет свои кросскультурные особенности. Так, в Америке позитивной психологией называется основанное в 90-х годах 20 века Мартином Селигманом и его коллегами движение в психологии, направленное на научное исследование оптимального функционирования человека.

В Украине, России и ряде стран постсоветского пространства под позитивной психологией обычно понимают эзотерически-философские теории позитивного мышления, представленные работами Мирзакарима Норбекова, Натальи Правдиной, Валерия Синельникова, Александра Свияша, Георгия Сытина, Луизы Хей и других.

Цель статьи: выявить общие и отличительные черты Позитивной психотерапии Н.Пезешкиана, с одной стороны, и позитивной психологии М.Селигмана и теорий позитивного мышления, с другой.

На наш взгляд, позитивная психотерапия Н.Пезешкиана и позитивная психология М.Селигмана имеют ряд общих идей.

В отличие от эзотерически-филососфских теорий позитивного мышления, позитивная психотерапия и позитивная психология являются современными научными подходами.

Позитивная психотерапия основана в 1968 году немцем иранского происхождения, профессором Носсратом Пезешкианом; признана, как самостоятельный метод современной научной психотерапии Европейской Ассоциацией Психотерапии (1996) и Всемирным Советом Психотерапии (2008). Н.

Пезешкиан удостоен Главной Медицинской Премии Германии Ричард-Мартин-Прайс в области гарантии качества (1997), был номинирован на Нобелевскую премию в медицине и физиологии (2009).

Всемирная ассоциация Позитивной Психотерапии (WAPP) координирует работу Центров, Институтов и Ассоциаций Позитивной психотерапии более чем в 20-ти странах мира.

Позитивная психология возникла в США в конце 1990-х, главным образом, по инициативе американского психолога Мартина Селигмана, избранного в 1997 году президентом американской психологической ассоциации, и его коллег Дж. Вейланта, Э.Динера, М.Чиксентмихали и др. Первая рабочая встреча по позитивной психологии состоялась в г. Акумаль (Мексика) в январе 1999 г.

 Главные спонсоры движения позитивной психологии — Организация Гэллапа, фонд Темплтона, университет корпорации “Тойота” в США. Основана Европейская Ассоциация Позитивной Психологии. В России идеи позитивной психологии, как научного направления популяризирует Дмитрий Леонтьев, доктор психол.наук, проф.факультета психологии МГУ.

Директор Института экзистенциальной психологии и жизнетворчества [1].

Позитивную психотерапию и позитивную психологию, как молодые научные направления, объединяет изменение парадигмы традиционной психологии и психотерапии — переход от концепции болезни к концепции здоровья. Н.

Пезешкиан писал: “В ходе транскультуральных исследований мне удалось установить, что во многих восточных странах врачу выплачивается гонорар до тех пор, пока его “пациент” оставался здоров. При Этой древней восточной системе здаровоохранения врач был ориентирован, прежде всего, не на лечение болезни, а на поддержание здоровья.

Эти наблюдения и размышления побудили меня к созданию такой концепции, которая во главу угла ставит не болезнь, а здоровье. Вместо психопатологии повседневной жизни, как писал Фрейд, на основе существующих ценностей и современного развития психотерапии, для нас вырастает задача создания психотерапии повседневной жизни” [4, с.14–16]. По мнению М.

Селигмана, на протяжении последних 60 лет цель психологии и психиатрии состояла в том, чтобы сделать несчастных людей менее несчастными. Психологи прекрасно овладели тем, как из состояния (-5) привести человека в состояние (-1) или даже (0), но как из состояния (0) или (+2) прийти в точку (+5) или (+7)? М.

Селигман доказывает, что психология должна: во-первых, сосредотачиваться на сильных сторонах личности, а не на слабых; во-вторых, интересоваться “построением” лучших вещей в жизни, а не “ремонтом” худших; в-третьих, концентрироваться на том, чтобы сделать жизнь обычных людей более наполненной и развивать их таланты [5].

Важным объектом исследования в Позитивной психотерапии и позитивной психологии является потенциал человека: базовые и актуальные способности (Н. Пезешкиан) [3–4], сильные качества личности (М. Селигман) [5] (см. Табл.1 “Потенциал личности в терминах Позитивной психотерапии Н.Пезешкиана и позитивной психологии М.Селигмана.”) — фото в приложении.

Представители обоих направлений проводят психофизиологические исследования взаимосвязи активностей правого и левого полушарий мозга.

Так, в позитивной психологии при исследованиях происхождения положительных эмоций было установлено, что основой переживания человеком счастья является именно взаимосвязь активностей обоих полушарий головного мозга [видео].

В позитивной психотерапии для активизации обоих полушарий в работе с клиентом используются рассказывание притч, историй, афоризмов, пословиц и анекдотов, создание метафорических образов и т.п.

Значимое место в Позитивной психотерапии и позитивной психологии отводиться изучение социальных институтов. Н.

Пезешкиан отмечал, что “психотерапия до недавнего времени занималась индивидом и укреплением его Я-функции, тогда как качественные характеристики отношений в партнёрстве, в семье и в отношениях к непосредственно значимому социальному окружению вовсе не рассматривались” [2, с.

219]. Позитивная психотерапия Н.Пезешкиана рассматривает стадии взаимодействия и формы партнёрских отношений, анализирует модели подражания: Я, Ты, Мы, Пра-Мы. Одним из трёх основных разделов позитивной психологии М.

Селигмана является изучение позитивных социальных институтов, таких как демократия, здоровая семья, свободные средства массовой информации, здоровая среда на рабочем месте, здоровые локальные социальные сообщества и т.п.

В то же время, позитивная психология и Позитивная психотерапия имеют ряд существенных отличий.

Позитивная психология и представляет собой развитие гуманистической психологии в направлении её большей научности. Позитивная психотерапия Н.

Пезешкиана, являясь конфликт-центрированной и ориентированной на ресурсы, относится, с одной стороны к психодинамическим методам, а с другой стороны к гуманистической психотерапии.

Это отличие отражено и в происхождении названий: позитивная психология от слова “позитивный”, а Позитивная психотерапия — от латинского слова “positum”, что означает фактический, данный, тот, что есть на самом деле.

Позитивная психология М.Селигмана изучает исключительно положительные вещи:

  1. Субъективное ощущение счастья (позитивные эмоции — наслаждение, удовлетворение жизнью, чувство близости, конструктивные мысли о себе и своём будущем);
  2. Высшие индивидуально-психологические человеческие качества (мудрость, любовь, духовность и т.д.);
  3. Позитивные социальные институты [6–7].

Позитивная психотерапия Н.Пезешкиана направлена на активизацию первичных и вторичных актуальных способностей человека. При этом конфликтная природа личности не игнорируется, а конфликты (актуальные, внутренние, базовые), макро-и микротравмы рассматриваются как потенциал развития человека.

Это методологическое и теоретическое отличие направлений находит своё продолжение и в методике оказания психологической помощи человеку. Практика позитивной психологии основывается на следующем предположении: если человек посвятит жизнь развитию своих позитивных качеств, его недостатки и проблемы уйдут сами по себе, либо приобретут для него не столь болезненную значимость.

Поэтому работа с клиентом в русле позитивной психологии ограничивается преимущественно тем, что в Позитивной психотерапии называется принципом надежды и реализуется на первом (“Дистанцирование”), третьем (“Ситуативное ободрение”) и пятом (“Расширение целей”) этапах работы с клиентом.

С точки зрения Позитивной психотерапии принцип баланса в практике позитивной психологии не соблюдается.

Отличие Позитивной психотерапии Н.Пезешкиана от эзотерически-философских теорий позитивного мышления (М. Норбеков, Н.Правдина, В.Синельников, А.Свияш, Г.Сытин, Л.Хей и т.д.) также отражено в самом происхождении названий. Позитивное мышление — это мышление исключительно о положительном; это система взглядов на окружающий мир, базирующаяся на следующих основных концепциях:

  • Мир справедлив и виноватых нет;
  • Мир изобилен;
  • Любовь к себе есть основа жизни;
  • Человек сам отвечает за все, что с ним происходит;
  • Все, что происходит с человеком, лишь отражает те мысли, которые есть в его голове, и сам человек есть то, что есть его мысли;
  • Каждый человек по своей природе волшебник и через своё подсознание получает доступ к сотворению себя и своей судьбы.

Позитивная психотерапия (“positum”) стимулирует клиента к адекватному восприятию всех граней реальной жизни, включая и позитивные, и негативные.

В тоже время, объединяющим для Позитивной психотерапии и теории позитивного мышления является выявление и изменение установок клиента: стереотипов мышления (эзотерически-философские направления), базовых концепций клиента (Позитивная психотерапия Н.Пезешкиана).

Целью теорий позитивного мышления является изменение имеющихся у человека установок на положительные.

Одна из целей Позитивной психотерапии состоит в выявлении базовых концепций человека по отношению к своему телу, деятельности, социальным контактам, будущему (балансная модель) и расширение этих концепций, предоставление человеку большей свободы выбора.

Позитивная психотерапия Н.Пезешкиана провозглашает идею объединения различных методов психотерапии. В связи с этим, на наш взгляд, целесообразным является установление и поддержания диалога не только с представителями, например, психоанализа, клиент-центрированной, поведенческой или других методов психотерапии, а и с коллегами из “позитивных” подходов.

Литература:

  1. Леонтьев Д.Психология — наука о нарушениях? /Дмитрий Леонтьев/ Цит.[22.07.2010]
  2. Пезешкиан Н. 33 и 1 форма партнёрства / Носсрат Пезешкиан: Пер.с нем.- М.: Институт позитивной психотерапии, 2005. — 288 с.
  3. Пезешкиан Н.Позитивная семейная психотерапия: семья как терапевт: / Носсрат Пезешкиан: Пер.с англ., нем. — Москва.: Издательство Март, 1996. — 336 с.
  4. Пезешкиан Н. Психосоматика и позитивная психотерапия / Носсрат Пезешкиан: Пер.с нем.-М.: Медицина, 1996. — 464с.
  5. Seligman M. 11th Reason to be optimistic / Martin Seligman/ Цит. [25.07.2010]
  6. Шапиро А. Позитивная психология / Александр Шапиро// Цит. [22.07.2010]

Источник: https://samopoznanie.ru/articles/pozitivnaya_psihologiya_i_pozitivnaya_psihoterapiya_otlichiy/

Позитивная психология

Позитивная психология – это наука о том, что позволяет людям и организациям процветать.

определение с сайта Международной ассоциации позитивной психологии http://www.ippanetwork.org

Что есть самое важное из того, что дала позитивная психология миру?

По моему мнению, самым важным открытием позитивной психологии является тот доказанный факт, что мы можем собственными действиями изменить уровень нашего психического благополучия, стать счастливее.

Конечно, все мы индивидуальны в нашем восприятии и ощущении эмоций, в том числе счастья. Насколько мы разные снаружи, настолько мы разные внутри. Именно поэтому нет единых рецептов счастья. На выходе мы получаем всегда разный результат.

Читайте также:  Чувство вины: психология, как избавиться от комплекса, гештальт и другие психологические методы, приемы, как бороться

И всё же есть некоторые механизмы счастья, которые работают у каждого человека очень похоже.

Их изучением и занимается позитивная психология (например, реализация сильных сторон делает человека счастливым, развитие умения испытывать позитивные эмоции, при необходимости нивелировать действие негативных эмоций, состояние потока и т.д.)

И при всей неизменности нашей генетической структуры и индивидуальности, у нашего мозга есть замечательное качество — пластичность. Исследования показывают, что даже то, что заложено генетически может проявлять или не проявлять свое действие в зависимости от нашего воспитания, социальной среды или опыта (обучения). То есть мы можем меняться, в том числе учиться быть более счастливыми.

Известный специалист в нейрофизиологии счастья Д.Ричардсон сравнивает обучение счастью с любым другим обучением: игре в теннис, письму, счету, профессии. Все это требует освоения определенных навыков, что сопровождается созданием соответствующей нейронной структуры в мозге, но это вполне возможно. Нужно лишь захотеть и начать обучение.

Почему, если позитивная психология дает такие важные знания, её не преподают в школах?

Позитивная психология — это достаточно новая дисциплина, поэтому должно пройти время, чтобы она дошла до школ и других учебных заведений. Впрочем положительные примеры уже есть и их немало.

Курс позитивной психологии в Гарварде Тал Бен-Шахара стал за два года самым популярным курсом, обогнав «Введение в экономику». На сегодня существует 12 магистерских программ по позитивной психологии.

Курсы счастья и других аспектов позитивной психологии (социальные, эмоциональные навыки) преподаются во многих школах США, Германии, Великобритании, Австралии и других стран. И это не единичные случаи — их сотни.

Результаты показывают, что обучение позитивной психологии ведет к повышению не только уровня удовлетворенности, но и успеваемости среди учеников. Одним из ярких примеров внедрения методов позитивной психологии в школах является система образования Финляндии, ученики которой за достаточно короткий срок достигли первых мест в рейтингах (к примеру, PISA).

Разве нельзя научиться позитивной психологии самим, к примеру, по книжкам?

В принципе, всему можно научиться по книжкам. Однако, не для всех подходит такой вид обучения, не для всех он является эффективным.

Вспомните, чему вы в последний раз научились по книжке? В нашей жизни так много отвлекающих факторов, что  книжки по позитивной психологии, в лучшем случае, читаются и складываются на полку.

Чтобы изменить старые привычки и лежащие в её основе мозговые структуры, нужна поддерживающая система, которой и является курс, тренинг или профессиональное обучение.

Когда появилась позитивная психология?

Официальной даты появления позитивной психологии нет,  так как исследования по отдельным её аспектам велись на протяжении всей второй половины 20 века.

Движение в направлении создания отдельной психологической дисциплины началось с выступления Мартина Селигмана в качестве председателя Американской психологической ассоциации в 1998, на которой он призвал психологов и исследователей перенести фокус внимания с психических патологий человека, со его слабостей и болезней, на позитивные качества – на то, что делает человека сильнее, успешнее и повышает его субъективное благополучие и таким образом отдаляет от болезней.

Почему появилась позитивная психология?

Дэниел Гилберт, профессор Гарварда, в одном из своих выступлений, по моему мнению, лучше всего описал причины появления позитивной психологии: к концу 20 века появилось достаточно большая масса людей, у которых основные человеческие потребности были удовлетворены.

Кажется, за той чертой, за которой реализованы поставленные цели — получить работу, купить квартиру и машину, найти партнера и родить детей, должно автоматически прийти счастье, но оно не приходит или, если и приходит, то остается ненадолго.

Вот тогда и возникает вопрос – а куда дальше?

Такой же вопрос возникал и у психотерапевтов. Мартин Селигман тоже мечтал о том, что когда он вылечит пациентов от страхов, алкоголизма и других нарушений, они станут счастливыми, но на практике этого не происходило.

Нужно было идти дальше, иначе опасность рецидива была очень велика. Куда идти? Понято – в направлении хорошей жизни, процветания и счастья.

Но как именно? Основываясь на каких теориях и исследованиях? В этой сфере было ничтожно малое количество подтвержденной информации (зато недоказанной — в форме различных течений, тренингов, псевдоучений — масса), и исправить такое положение вещей была призвана позитивная психология. Зачем? Чтобы дать специалистам и обычным людям проверенные инструменты и сказать, к примеру, что же действительно приносит счастье, за что стоит браться, а что лучше оставить.

Что именно изучает сегодня позитивная психология?

По Селигману, позитивная психология имеет три основных направления развития: позитивные эмоции (радость, счастье, любовь, благодарность и т.д.), позитивные качества человека (его сильные стороны и достоинства) и позитивные институты (процветающие семья, организации, общество, государство).

Противопоставляется ли позитивная психология традиционной психологии, пытается ли её заменить?

Нет, позитивная психология является лишь дополнением к традиционной психологии. Позитивную психологию можно сравнить со здоровым образом жизни, только на уровне психики.

В чем принципиальное отличие позитивной психологии от гуманистической психологии?

Позитивная психология основывается на теоретических разработках гуманистической психологии. Маслоу был первым человеком, который использовал сочетание “позитивная психология”.

Разработки представителей гуманистической психологии были теоретическими, не доказанными эмпирическими исследованиями. Как этим занимается сегодня позитивная психология.

То, что предполагали Роджерс, Фромм и Маслоу, сегодня доказывается с помощью научных исследований (экспериментов, опросов и других). Позитивная психология идет дальше и развивает начатое гуманистической психологией.

Кто является представителями позитивной психологии?

Мартин Селигман, Эд Динер, Барбара Фредриксон, Тал Бен-Шахар, Михай Чиксентмихайи, Соня Любомирски и другие.

Есть ли отличия между позитивной психологией и позитивным мышлением?

Позитивное мышление – это то, с чем чаще всего ассоциируют позитивную психологию, и эта ассоциация не всегда позитивная. Во многом благодаря тому, что специалистом в этой сфере себя может назвать, кто угодно. У позитивной психологии подход совсем другой – научный.

Позитивная психология является эмпирической наукой и перепроверяет любые утверждения, прежде чем принять их на веру.

К примеру, приверженцу позитивного мышления достаточно сказать, что если произносить каждое утро “я сильный и успешный” и это будет для него истиной, то представителю позитивной психологии этого недостаточно.

Он согласится с этим высказыванием или опровергнет его, если проведет соответствующий научный эксперимент (две группы, в одной из которой участники будут говорить эту аффирмацию, а в другой не будут или будут поддерживать себя другим высказыванием, затем анализируются результаты успешности участников).

Еще одним отличием является признание позитивной психологией пользы не только позитивных эмоций, но и негативных.

К примеру, хорошее настроение очень хорошо воздействует на креативность, зато для оценки аргументов или рисков гораздо более успешно реалистичное или даже негативное мышление.

Никто бы из нас не хотел, чтобы пилот нашего самолета или диспетчер аэропорта при оценке возможности посадки при плохих погодных условиях, проявлял незаурядный оптимизм.

Есть ли отличия между позитивной психологией и позитивной психотерапией?

Позитивной психотерапией называют направление в психологии, основанное в 1968 году Н.Пезешкианом – немецким неврологом иранского происхождения.

Несмотря на близость подхода позитивная психология и позитивная психотерапия существенно отличаются друг от друга.

Более подробно с методом Пезешкиана вы можете ознакомиться через его книги (Позитивная психотерапия – теория и практика нового метода, Торговец и попугай и другие).

Открывает ли позитивная психология что-то новое или это очевидные вещи, которые знает каждый?

Некоторые эксперименты подтверждают утверждения, которые являются здравым смыслом, а некоторые их опровергают.

  • К примеру, оказалось, что деньги имеют совсем небольшое влияние на счастье, в частности, если человек живет выше черты бедности (Diener & Diener, 1996).
  • Люди, которые регулярно выражают благодарность, обладают лучшим здоровьем, они оптимистичны, и помогают другим больше (Emmons & Crumpler, 2000).
  • Отчаянные попытки достичь счастья ведут к несчастью (Schwartz et al., 2002).
  • Обычно люди не могут правильно предсказать, насколько долго они будут счастливы или несчастливы вследствие какого-то важного события. Обычно несчастье от плохих событий переоценивается (Gilbert, Pinel, Wilson, Blumberg & Wheatley, 1998; Wilson, Meyers, & Gilbert, 2001).
  • Выигрыш в лотерею далеко не всегда делает человека счастливым, а приобретенная инвалидность совершенно несчастным. Проведенные исследования показали, что в первое время после выигрыша в лотерею люди действительно находятся в эйфории, но она проходит буквально через полгода и они возвращаются на тот уровень счастья, на котором были до выигрыша. То же самое происходит и с людьми, которые после несчастного случая приобрели инвалидность. Их уровень субъективного благополучия восстанавливается примерно через год, оставаясь слегка ниже предыдущего (Brickman P. at al., 1978). Более современные исследования показывают, что выигрыш в лотерею или потеря здоровья имеют усиливающий эффект. Те, кто был счастлив, становится счастливее (такие люди не теряют присутствия духа после несчастного случая). А те, кто был не в ладах с собой, быстро теряет выигранные деньги (погружается в депрессию после несчастного случая).
  • Радость и веселость не делают человека глупым и невнимательным. Экспериментальные исследования показали, что радость и веселость делают мышление человека более креативным и гибким, расширяют его (broad&build theory, Б.Фредриксон), хотя было замечено некоторое повышение отвлекаемости, что иногда и приводит к невнимательности. И все же для специалистов творческих профессий, а также тех, в которых нужно принимать нетривиальные решения, умение управлять своим настроением является наиважнейшим фактором успешности.

Каково будущее позитивной психологии? В каких сферах она применяется сегодня успешнее всего?

Есть мнения, что позитивная психология растворится в традиционной психологии, выполнив свою задачу, но скорее всего она останется в рамках отдельной дисциплины, так как таким образом она развивается лучше всего. Наиболее яркой тенденцией такого развития является  проникновение позитивной психологии в различные сферы жизни. Именно в них вы также можете применять позитивную психологию.

  • Позитивное образование — дошкольное, школьное и профессиональное образование, направленное на раскрытие сильных сторон личности, создание обстановки в учебных заведениях, максимально способствующих такому раскрытию.
  • Позитивная психология на работе — в США и Европе многие фирмы ведут работу в направлении достижения процветания  организаций насчет применения позитивных методик. Удовлетворенный, счастливый работник более инновативен, креативен и остается с командой даже в трудные времена. Текучка кадров в позитивных организациях минимальна, а доходы растут. В 2016 году книга «Позитивная организация» Р.Куинна вошла в список книг, которые рекомендует Герман Греф своим сотрудникам для личного развития и его банковской структуры в целом, что значит — постепенно идеи позитивной психологии проникают и в российский бизнес.
  • Позитивное супружество и позитивное родительство — очень популярная сфера применения позитивной психологии. Наиболее популярным исследователем в позитивном супружестве является Джон Готтман, идейным вдохновителем позитивного родительства — Ребекка Инс (Rebecca Eanes).
  • Спорт, другие сферы высоких достижений. Спортивные команды ведущих стран мира имеют в своем арсенале психологов, в том числе владеющих знаниями позитивной психологии. С олимпийской сборной США на последнюю Олимпиаду приезжало около 60 таких специалистов. Сегодня позитивные методики помогают сделать процесс тренировки более увлекательным для спортсменов, чтобы не терялась их внутренняя мотивация, а специальные методики работы с психикой (в том числе осознанность и управление эмоциями) помогают справиться с напряжением как в соревновательный, так и несоревновательный период. Данная сфера в России имеет большой потенциал для развития.
  • Позитивная психология для личных нужд — каждый человек хочет быть счастливым и успешным. Современные исследования показывают, что как раз счастливые люди меньше болеют, дольше живут, имеют крепкие браки, больше зарабатывают и лучше продвигаются по карьерной лестнице. Счастье и успех идут рука об руку. Повышение умения быть счастливым повышает нашу успешность и наоборот. Быть счастливым — просто приятно, поэтому у позитивной психологии так много поклонников, в том числе с среде исследователей. Гораздо приятнее исследовать храбрость, чем трусость, смелость, чем страхи. И что самое интересное, как только человек становится смелым, у него отпадает надобность работать над страхами. Как в медицине — начинаешь проповедовать здоровый образ жизни и отпадает необходимость ходить по врачам.

Если вы хотите получить больше информации по позитивной психологии, посмотрите запись моего вебинара «Самое интересное из позитивной психологии»

Источник: https://positive-time.com/pozitivnaya-psihologiya

Ссылка на основную публикацию